Печать

Людмила Потапова прежде всего хотела посетить русское кладбище в Колсарбю в Чуркслэтт. Там похоронен ее брат Олег – старший брат, который так и не поправился после эвакуации из блокадного Ленинграда.

Поезд, на котором семья пыталась выехать из осажденного города, был атакован немецкими самолетами. Все пассажиры спрятались от бомбежки в болотах и провели там несколько дней. Олегу тогда было 4 года. Вероятно, он подхватил болотную лихорадку, от которой так и не смог вылечиться.
Все время, что мы жили в Порккала, он лежал в больнице, - вспоминает Людмила.

Олегу было 16 лет, когда он умер. В марте 1953 года Людмила с мамой Александрой, папой Петром и четырьмя братьями вернулись с кладбища после похорон Олега и узнали, что умер Сталин.
Этот день стал началом изменений, которые затронули не только базу Порккала, но стали решающими для десятков тысяч людей, живущих после депортации в ГУЛагах.

Власть, пришедшая на смену Сталину, в первую очередь облегчила жизнь депортированных в лагеря. Они смогли выходить и выезжать за пределы ГУЛага, а постепенно появилась возможность получить разрешение на возвращение домой. Правда, многим некуда было возвращаться, дома уже не было. Но можно было попробовать начать строить жизнь заново в тех рамках ограниченной свободы, которая царила в то время.

У Людмилы не осталось ни фотографий Олега, ни фотографий своей семьи.

Они пропали после многочисленных переездов.